СКАЗКА ПРО ФЕДУЛА КУЗЬМИЧА
(эротический триллер)

Федул Кузьмич был слишком правильным, поэтому женщины ему не давали. Они, женщины в смысле, почему-то чувствуют правильных. То ли интуицией, то ли жопой - человеческая интуиция именно там и находится. А как почувствуют, так сразу начинают не давать.

С правильными людьми они просто общаться любят — про всякую литературу, концерты или спектакли — чтоб культуру обогащать. И пломбу срывать они тоже любят в правильной атмосфере: музыка, стихи, свечи, вино, шёлк. Хотят, да не всегда получается. Они как неправильных чуют, тут же с ними на сеновал. Или в подвал. А если повезёт — на чердак. Чердак — такой же подвал, но зато двор виден — оттуда после дефлорации миром любоваться красиво. Хотя детей они больше хотят от правильных. Один сплошной парадокс. Впрочем, не о женской противоречивости пойдёт сказ, а пойдёт он о правильности.

Федул Кузьмич своей правильности сильно стеснялся. Правильность — вообще странная штука. Работаешь над собой, воспитываешь — психологические книжки читаешь, чтобы давали. Одну соринку повычистишь, другой изъянчик подшлифуешь... А потом выйдёшь на улицу весь из себя дисциплинированный — налетай, мол, девчонки! А богиня грёз с каким-нибудь неправильным на чердаке без лифчика лежит — курит.

Решил тогда Кузьмич посетить психиатра. А у психиатра на вооружении была шоковая терапия, чтобы заставить пациента открыться. Заходит Федул в кабинет, а тот его зеркальцем с головы ослепил и в крик:

— Диатезом болели? Покажи зрачок! Наркотой балуетесь?
— Да как бы сказать... - мнётся Федул.
— Как есть, так и излагайте.
— Ну, если честно, да.
— Что «да»?
— Диатезом болел и наркотой балуюсь.
— А ко мне что пришли? Давайте я вам к дерматологу и наркологу направление выпишу.
— Не дают мне! – выпалил Федул.
— Чего не дают? Направление?
— Ну, не дают... – говорит Федул и косится на плакат с анатомией пениса.

Но психиатр был не дурак — ещё до разговора всё понял. Их, психиатров, по таким вопросам и посещают, потому что разрешить чужой сексуальный вопросик для них плёвое дело. Иногда бывают больные кризисом среднего возраста, но это реже. Таких привозят в специальных фиолетовых автобусах. Так что если вам не дают, или вы рады бы дать, а у вас не берут, снимайте всё со сберкнижки и ступайте к психиатру — он не обидит.

* * *
Дал психиатр Федулу книжку Дэйла Карнеги "Как влиять на женщин, чтобы они вам давали, не прибегая к насилию". Вручил, взял с Кузьмича тысячу долларов и отпустил. А книжка была непростая. Дэйлу Карнеги тоже сначала все не давали, и он сильно расстраивался, а после смекнул в чём трагизм, и тут ему сразу все дали, и не только женщины. Потому Карнеги изложил в своей книжке самые дельные советы.

Открыл Федул Кузьмич книжицу, а оттуда с первых же строк:

«Если вы мужчина, охочий до беспорядочных совокуплений, вам нужно уяснить основных восемь правил.

1. Сперва оденьте толстую золотую цепь на шею и перстень на палец. Это сильно нравится бабам. Для них это значит, что если вы тратите деньги на такое убожество, значит у вас достаточно денег, чтобы прокормить их. Имейте ввиду: бабы очень любят пожрать, хотя никогда в этом не признаются. Если хотите шикануть, сводите их на первом свидании в ресторан сети Макдоналдс. Эффект не заставит себя ждать.

2. Приобретите легковой автомобиль или джип. Фирма и модель не важны, главное чтобы очень большой. Большой автомобиль создаст миф о величине вашего пениса, что поспособствует, чтобы вам дали.

3. Отточите ораторское мастерство до совершенства. Вы должны уметь пальцеваться с братвой и дискутировать с учёными, выходя из диспутов победителем. Любая баба ценит развитый мужской интеллект, понимая, что вы сможете обеспечить семью бытовыми благами.

4. Научитесь плавать и освойте турник – бабы уважают спортсменов. Причина до сих пор для меня остаётся загадкой, но это действительно так. «Кто болтается сосиской, пусть массирует пиписку». Повторяйте эту мантру. Чувство позора поможет вам добиться победы, потому что из двух одинаковых претендентов баба выберет того, кто более развит физически. Лично я, Дейл Карнеги, после хорошей разминки, могу подтянуться три раза. А вы?

5. Поработайте над эрекцией. Изучите искусство точечного массажа, отыщите эрогенные зоны на своём теле. Если женщина, распахнув дверцы доверия, увидит вялую детородную мышцу, она может подумать, что вам её лицо не понравилось. А это кранты: она никогда вам не даст. Так устроена их психология, и я, как психолог, проверять это на себе не советую.

6. Научитесь легко, красиво и быстро решать жизненные проблемы. Признав ваше всемогущество, женщины будут сигать к вам в постель так часто, что вам придётся составить почасовой график интимных встреч.

7. Вызубрите несколько хороших стишков о природе и возвышенных чувствах; разучите остроумные анекдоты и подготовьтесь к беседам на романтические темы. Бабы любят, чтобы всё было таинственно, непредсказуемо и элегантно. Обязательно похвалите её вкус к одежде и макияжу. Они от этого тают.

8. Научитесь драться и выносить удары по яйцам. Если к вам пристанут хулиганы, и вы не сможете оказать сопротивление, женщине будет с вами страшно. А тем, с кем им страшно, они не дают. Железное правило.

Усвоили? Теперь давайте разложим по полочкам».

* * *
Прошло шесть лет, шесть месяцев и шесть дней. Вызубрил Кузьмич правила и всему научился. О потраченной тысяче не жалел — книга того стоила. Денег со своих книг Карнеги всегда много срубал. Говорят, владелец бренда "McDonalds" выступил спонсором миллионного тиража книги, поскольку первый тираж в сто тысяч экземпляров в Америке расхватали за месяц.

Припарковал Федул свой джип и идёт по улице с толстенной золотой цепью. В мобилку по фене бычится, квадрицепсами поигрывает, сквозь зубы плюётся, джинсы эрекцией распирает. Одно слово — крутизна. Прицелился к одной из красавиц, подходит — зубом клац, перстнем бряк и говорит:

— Мадам! А хочете, я вас в Макдональд сведу?

— А чего ж не сходить? Сходимте.

— У меня джип. Триста лошадок.

— Давайте пешком пройдёмся. А на вашем джипе к вам в гости поедемте.

— Я ещё и на турнике подтянуться могу! – оживляется Федул Кузьмич.

— Это потом. Сперва покажьте, на что ваш лопатник горазд.

Точь-в-точь как психолог предсказывал — сходится! Купил ей Федул три Биг-мака и пять мороженых – сидит, любуется, как она всё это трескает. Смотрит, а сам чаёк потягивает да на часы косится – секунды отсчитывает до того как ему давать будут. Деушка пузо набила и говорит Кузьмичу:

— Ну, ведите меня в ваш джип! Дачка-то у вас поди есть?

— А то!

— Вот и чудненько! Едемте!

Деушка едет, в зеркальце смотрится, с Федулом щебечет, глазками заигрывает, сендвичами порыгивает. А Федул сквозь зубы в окно плюёт, блатняк травит и сам себя от счастья не помнит. Помнит только, как мудрый Карнеги учил: «Если баба при вас расслабилась — матом бранится или воздух грязнит, значит вы на финишной прямой. Пожинайте всходы, удач!»

* * *
Приехали к Федулу на дачу — тот от нетерпения аж рычит, пиджак скидат, цепь срыват, носок стягиват. А деушка давай вдруг артачиться:

— Ну уж нет, голубок, не так скоренько. Ты меня сладким хмелем опаивал? А стишок мне прекрасный рассказывал? Не раскрою тебе свою душеньку. Не отдамся тебе я на ноченьку.

Сбегал Федул за водкой — самому неймётся, аж мочи нет. Выпили по одной. Скушали по другой. Опрокинули третью. Четвёртую. Пятую. Да так увлеклись, что бутылёк и убрали. Тут Кузьмич окосел не по-доброму, взял деушку под руки и шепчет:

Я всю жизнь тебя ждал, о единственная!
Усмири ж мою душу воинственную.
Ты как яблони цвет, манишь тёплой весной.
Я воскрес и живу для тебя лишь одной!
Если сгинешь, мой друг — мне не жить без тебя.
Ибо сердцу в груди не стучать, не любя.
Одинокой слезинкой в глазах ты сверкнёшь,
Жизнь утратит весь смысл, если ты вдруг уйдёшь…

Ик!

Всё бы хорошо, да Карнеги был американец. А американцы водку не жрут так как русские. Забыл психолог сказать, что мужик должен уметь много пить и не пьянеть. Облевал Федул девицу с головы до ног. Та озлилась и в брань:

Для тебя, гузнотряс, я всю жизнь береглась!
Как ошиблась бы я, коль тебе б отдалась!
Я уж думала: «ОН! Вещих снов моих принц!»
Ты ужрался как лох! Блеванул будто свин!
Ты такой же как все — недостойный слабак.
У тебя как у всех — двухдюймовый висяк.
Мне пора уходить, лучше не провожай…
Мы отныне — никто. Ты прости и прощай!


* * *
Хоть и пьян был Кузьмич, но словам внял глубоко. Внял и ка-ак разочаровался! И в Карнеги, и в женщинах, и в психиатрах, и в жизни. А нет более опасного человека, чем мужик, разочаровавшийся в жизни. Обиженный мужик хуже неуверенной в себе бабы. Вы спросите почему? Потому что тронулся Федул Кузьмич на почве воздержания. Да только не в добрый путь тронулся, а в нехорошем смысле.

Взял деушку и прирезал как свинью. Подошёл, хвать за чупрын и сунул тесак в брюхо — точно в спелый арбуз, с хрустом. Та ни хрюкнуть, ни пукнуть — тут же рухнула на пол бездыханная. А потом он наносил ей сорок семь ножевых ранений — контрольных. Долго-долго наносил — как настоящий поэт... Бил её, бил, да под нос себе бубнил: "Не мутила б... на дне... в тихом прудике... гладью... чистою... наслаждаючись... Не зови их… с глубин... чтоб не вздыбились... силы тёмные... ветры буйные... Не суди меня... что повыпростал... потрохов её... изувеченных... прибери же, Аллах... душу грешницы... я люблю тебя... но не жить тебе...".

А после вздохнул, взял топорик для разделки мяса и порубил её на мелкие части. А как порубил, разложил кусочки на противне — сушиться. Потом вздремнул, проснулся, захотел есть, пихнул останки в духовку и пожарил мясных гренок. Косточки высушил, подробил кувалдой, смешал с кирпичной крошкой и рассредоточил вокруг клумбы с пионами. После договорился за бутылку водки со знакомым программистом, чтобы тот взломал городские реестры и стёр оттуда её данные. И всем, кто спрашивал, говаривал, что, мол, пошла в стекляшку за хлебом и не вернулась. А пачпорт её сжёг.

* * *
Только, в отличие от Родиона Раскольникова, Федул не стал угрызаться. "Хорошо, что я её порешил, а не она меня" — рассуждал Кузьмич. "Вот, кабы наоборот, чего б она с костьми делать стала? Разве что под землю сховать. Так нашли бы. А в тюрьме бабе не жизнь. Мы, мужики, умеем кувалдой махать, коли припрёт. А бабы не могут. Поварёшкой, указкой, метёлкою — будьте любезны, займитесь. Но кувалдой иль ломиком — хренушки".

Так и стал себе жить да с руками дружить. А Карнеги он больше не читал. Да и вы не читайте популярные чтива.

август 2007
В ОГЛАВЛЕНИЕ

Counter.CO.KZ
/TD>