А я одна, совсем одна...
С моим здоровым коллективом!

(товарищ Огурцов х/ф "Карнавальная ночь")

Хоть режьте, хоть ешьте – не помню, у кого читал, но помню, что был некий доктор, который сделал вклад в психологию, поставив самому себе диагноз какой-то нераскрытой патологии. Это его в какой-то степени прославило. А вот я думаю – ну я-то чем хуже? Грех манкировать данными гения самоанализа – надо уже скоренько поставить себе какой-нибудь диагноз и немедленно доложить об этом обществу, пока не началась страшная эпидемия. Только надо чтоб не забыть медицинской фени покучнее нашпигачить и всё серьёзно тоже чтоб.

И тогда… мой лыбящийся фэйс в телевизоре и на обложках модных журналов! Мой загадочный псевдоним, пестрящий в интернете практически во всех дискуссиях! Ну и конечно же… Лимузины! Журналисты! Папарацци! Пресс-конференции! Сплетни! Скандалы! Уххх...

Да, кстати, а есть тут, кто вместе со мной болен? Эге-ге-е-е-ей! Тишина… Ну и ладно. Значит, один хворать буду, раз все такие здоровые. Итак:

БОЛЕЗНЬ КОНФЕРАНСЬЕ

Определение
Болезнь конферансье (от франц. conferencier – «докладчик») – представляет собой мутагенез распространённой патологии, широко известной как «звёздная болезнь». В отличие от своих онтологических корней болезнь конферансье выражена в вялотекущей фрустрации, имеющей внешне-критериальную зависимость и склонность к прогрессированию в кризисные периоды.

Введённый и одобренный обществом сленговый термин – «звёздная болезнь» можно считать конвенцией, означающей неотъемлемую, а по сему, якобы безобидную интроекцию творческого профессионализма. В случае болезни конферансье психосоматическая мутация обусловлена отсутствием адекватного поля для реализации эго и полярностью колебаний самооценки. Несмотря на поэтическую красоту звучания, заболевание зачастую приобретает агрессивный и безысходный, по причине неизлечимости, характер.

Клиническая картина
Клиническую картину протекания болезни можно распознать по двум бихевиоральным признакам рефлексивных скачков, проявляющихся независимо от гендерных различий:

Гипертимный признак (синдром тамады, комплекс овцелекарства)
Форма заболевания особенно часто встречается в благоприятной атмосфере – среди ведущих телевизионных и радио шоу, лидеров политических фракций, ви-джеев, тележурналистов, артистов эстрады, дикторов, бардов на алкогольных сейшнах, фронтмэнов музыкальных коллективов и неформальных лидеров форумов интернета.

В период гипертимных проявлений больной представляет потенциальную опасность для общества, так как, попадая под влияние собственных галлюцинаций, теряет способность к объективному самоконтролю. Внешними критериями для прогрессирования заболевания является устоявшийся социум с преобладанием индивидов, которых больной воспринимает в качестве единомышленников, адекватно реагирующих на его бред.

Среди наиболее ярко выраженных поведенческих характеристик наблюдаются: духовно-интеллектуальный нарциссизм, наигранная аристократичность, неуёмное ззотерическое философствование, сомнительные теории идеалистического бытия, безапелляционная и суггестивная пропаганда правильного мировоззрения, далеко идущие прогнозы будущего (основанные на искажённом субъективизмом восприятии настоящего), периодическое указывание на всеобщее заблуждение человечества. Также больной эмоционально акцентирует обособленность собственного мнения и исключительность своих прозрений, глубину прозорливости которых понять и оценить по достоинству способны немногие.

Вариации перцептивного гештальта
Мудрый пастух и стадо баранов; воспитатель в детском саду; бисеромёт в свинарнике; трезвый и остроумный тамада на пьяной свадьбе; язвительный и словоохотливый ведущий шоу для домохозяек; провидец-оратор, поселившийся в деревне туземцев-имбецилов.

Больные активно галлюцинируют внимающей многомиллионной аудиторией, устройствами для усиления голоса, грезят стадионом рукоплещущих фанатов и бесчисленной отарой непослушных овец. Собственные мысли представляются им в качестве шокирующих заголовков печатных изданий или экстренных выпусков новостей мирового масштаба.

В отличие от критериально-зависимых девиаций, доминирующими являются врождённо-наследственные: нескончаемый поток вышеописанных галлюцинаций, необузданная экстраверсия, завышенная мнительность об импозантности, самоидентификация в качестве непризнанной харизмы и т.п. Во время прогрессирования синдрома тамады больной стремится безотлагательно информировать мнимых единомышленников о малейших изменениях в дневнике своих наблюдений за окружающей действительностью и её подчёркнуто-уникального анализа.

Типовые лозунги идеологии "овцелекаря"
«Люди, опомнитесь! Вы все тяжело больны!»
«Раскройте глаза! Куда катится мир?!»
«Сейчас плохо, а будет ещё хуже, потому что…, но я единственный, кто знает выход»
«Я лучше всех знаю, как надо правильнее существовать!»
«Всеобщую беду языком разведу»


Цель декларации лозунгов – привлечение к себе внимания зрителя и повышение собственного рейтинга в момент утери опорных баз самовосприятия. Бред больного нередко изобилует сравнительно высокой эрудицией, риторическими терминами, дискуссионным упрямством и глобализмом поверхностных суждений на самые разнообразные темы. Однако, теряя уверенность в твёрдости своих позиций, больной не брезгует обратиться за мнением к публике (самооценка глазами жюри), но соглашаются только, если мнения удовлетворяют его ожиданиям. В случае несогласия больные обычно демонстративно капитулируют и гордо объявляют всем инакомыслящим презрительный бойкот.

Гипотимный признак (неформальный лидер-анархист, симптом гуру-интроверта)
Гипотимная (межгипертимная) форма фрустрации сменяет гипертимную и представляет собой аффективно-экспрессивный коллапс, направленный внутрь. Сложность идентификации этой стадии заболевания обеспечивается его временной латентностью и размытостью симптоматики.

Форма распространена в среде подпольных учёных, несостоявшихся творческих личностей (музыканты, писатели, и т.п.), цинично отвергнутых романтиков, подавленных и ущемлённых мужей, несправедливо уволенных руководящих работников, публично дискредитированных неформальных лидеров форумов интернета и прочих коллективов.

Гипотимный этап болезни является переходным, будучи спровоцированным противоречивым галлюцинаторным бредом и ощущением подавленности. В момент перехода в гипертимную стадию, может быть отмечен резкий прогресс. Форма имеет свои отличительные свойства: неумение радоваться за других, деструктивный критицизм, показушный скептицизм, аскетизм, эскапизм, пессимизм, повышенная обидчивость, душевная уязвимость, замкнутость, злопамятство, тревожность. Внешними критериями для перехода в эту стадию являются: неразделённая обществом точка зрения на жизненно важные аспекты существования, неодобрительные высказывания по поводу содержания бреда, неуважение, насмешки и публичная дискредитация.

Вариации перцептивного гештальта
Горделивый предводитель, безвозвратно утерявший свой авторитет, будучи осмеянным несмышлёными послушниками; сумасшедший учёный осознавший, что предмет его учения настолько уникален, что он уже вряд ли застанет время, когда у общества проснётся интерес к канонам.

Находясь в этой стадии, больные особенно опасны для общества из-за своей подверженности к раздвоению, утроению и всевозможному размножению личности. Активизируется предрасположенность к императивному влиянию галлюцинаций на трезвый рассудок.

Наиболее устойчивые формы галлюцинаций: группа запутавшихся учеников-вундеркиндов, умоляющая объяснить, как им нужно поступать в тех или иных ситуациях; идеологически зобмированные страдальцы, ждущие освобождения, которое снизойдёт на них с вливанием больного в их общество; наивный ребёнок, будоражащий скрытую жажду к поучительству задаванием бесконечных вопросов.

Лабораторные данные свидетельствуют, что последняя форма наблюдается преимущественно у мужчин и некоторых женщин с избыточным выделением тестостерона. Переизбыток тестостерона у поражённых болезнью конферансье вызывает на психическом уровне неудержимую тягу к перевоспитыванию окружающих – отцовский инстинкт (лат. – papico instinktus). Экстериоризация «папико инстинктус» в общество заметно притупляется с рождением ребёнка в семье больного.

Во время контактов с обществом динамика поведения гипотимных докладчиков отличается повышенной совестливостью, наигранно высокой моралью, подчёркиванием скромности и непримечательности. А также предельно развитым чувством вины, граничащим с уходом от ответственности за содержание доклада и возвеличиванием серых реалий до уровня неизбежного апокалипсиса. Благодаря дезадаптации и сензитивности супер-эго, публичное признание в ошибочности изложенных позиций для больного мучительно и сопровождается демонстрацией страдания с последующим уходом от конфронтации в мир идеальных фантазий.

Типажи внутренних рефлексий:
«Вот вам-то хорошо, а мне плохо. И вам даже меня не жалко…»
«Почему я такой хороший, а все такие нехорошие?»
«Я им интересен? Не интересен…Ну, ничего, я, блядь, им ещё покажу!»
«Я нужен обществу? Эх… наверное не нужен… Да какого хрена!? Нужен! Нужен! НУЖЕН!»
«Дорогие друзья! А позвольте мне… Ладно, всё равно не поймут…»
«Так и быть, уговорили. Я вернусь к вам, если покорно извинитесь и позовёте хором».


Рефлексии спровоцированы мутацией интроверсии в аутичность, трансформацией мнительности и уязвимости в ипохондрию, переходом неуверенности в себе в недоверчивость и скрытность. При утрате мнимых единомышленников или, при переходе из гипотимной стадии в гипертимную, конферансье имеют склонность к оформлению секретно-личной страницы в пространстве интернета ("синдром ЖЖ" – от греч. syndrome – скопление; франц. Je – я, эго). Это адекватно удовлетворяет представлениям больных о поле (сцене) для размещения (выступления) докладов, новостей, исповедей, изображений и прочих проектов выхода накопившегося бреда. По мере поощрения воображаемой аудиторией содержания бреда, конферансье переходят в гипертимную форму болезни.

Болезнь не коррелирует с процессами желудочно-кишечного тракта. Влияние на аппетит и половую функцию индивидуально. Характер перемены стадий – неустойчивый, циклический. Регулярность обострений – критериальная, систематичность не выявлена.

Гносеологическая вариативность галлюцинаторных архетипов
«Зритель» – восторженно аплодирующий / недовольно освистывающий / притворно позёвывающий
«Слушатель» – респекто-выкрикивающий / цинично придирчивый / надменно игнорирующий
«Читатель» – внимательно-благодарный / насмешливо критикующий / детально-невникающий
«Ученик» – кумиро-уважающий / скептически-недоверчивый / наивно-дурашливый
«Единомышленник» – одобрительно поддакивающий / предательски несоглашающийся / тупяще-недогоняющий
«Конкурент» – заслуженно-превосходящий / бахвально-извергающий / сущеглупо-недостойный

Лечение
Лечение болезни современными методами невозможно по причине отсутствия мотивации больных на лечение и их несогласия считать себя таковыми. Терапия разделяется на две методики:

Гуманистическая – лишение конферансье зрительской аудитории, снисхождение как к больному, равнодушие к бреду, десятикратное удорожание платы за электроэнергию.
Радикальная – отключение электроэнергии, введение комендантского часа, лишение свободы, казнь.


P.S. Если кто-то вдруг захочет проспонсировать такое фантастическое открытие парочкой шнобелевских окладов, то я не возражаю – готов смотаться в Осло немедленно. Правда, вот беда – как их тратить, я ещё не придумал, ну, авось, люди добрые подскажут, как лучше барыши транжирить. Уж с кем-кем, а с советчиками, сами знаете, нигде туго не случается.

июль 2005
В ОГЛАВЛЕНИЕ
Counter.CO.KZ